Вяземский и пушкин познакомились

Друзья и современники А.С.Пушкина. Вяземский П.А.

вяземский и пушкин познакомились

Пушкин познакомился с Александрой Осиповной в году. Само стихотворение является ответом П.А.Вяземскому на его стихотворение " Черные. К м годам относится близкая дружба Вяземского с Александром Сергеевичем Пушкиным. Они познакомились в Царском Селе в году и. Друг Пушкина Пётр Андреевич Вяземский в этой «сети» был и четырнадцатилетний Пётр, вернувшись домой, познакомился с.

В августе года в усадьбе Мещерское, принадлежащей отчиму сестёр Гагариных, собралось молодое общество. Одна из девиц закинула в пруд свой башмачок, и присутствующие молодые люди, не исключая князя Вяземского, бросились его вылавливать. Когда его вытащили, он был не в силах возвратиться домой и слёг с горячкой в Мещерском. Сестры наперебой ухаживали за юношей, особенно хлопотала княжна Вера.

Зашелестели слухи, и Пётр Александрович Кологривов, отчим девиц, объявил князю, что тот обязан жениться на княжне Вере, чтобы не компрометировать честное семейство. Причем князь, сильно ослабевший после болезни, венчался сидя в кресле.

Вера Фёдоровна, жена поэта художник — К. Вместе супруги прожили 67 лет, у них родилось 8 детей.

Вяземский и Пушкин. Ч. 1

Молодая княгиня Вяземская, истинная дочь своей матери, полностью взяла в свои руки бразды правления, а муж охотно позволил ей. Она же, в свою очередь, относилась к Пушкину по-матерински, хоть и старше его была лишь семью годами, — и была на свадьбе Пушкина с Натальей Гончаровой посажённой матерью жениха. Кстати, в том же году Вяземский получил придворную должность камер-юнкера — не без хлопот со стороны Карамзина. Беременную жену он отправил с Карамзиными в Ярославль, а сам принимал участие в Бородинской битве — его взял к себе в адъютанты бесстрашный и весёлый генерал Милорадович — тот, что потом будет смертельно ранен декабристом Каховским.

Про участие своё в историческом событии Вяземский вспоминал со свойственным ему юмором: Нескладный, сугубо штатский, в круглых очках, за битву при Бородино князь был награждён орденом Св. Владимира IV степени с бантом, этот орден давали за военные заслуги. Награждён он был за спасение под огнём раненого генерала А. Петра Андреевича упорно считают одним из прототипов Пьера Безухова. Сам Вяземский никогда не чувствовал себя польщённым такими предположениями — и более того: Толстой оправдывался, но Вяземский мнения своего о романе не изменил — а полемика привела к тому, что князь записал-таки свои воспоминания о войне года.

А годом спустя молодой аристократ под начальством Н. Новосильцева в качестве переводчика при царском комиссаре отправился в Царство Польское. Успешную работу князя отметил сам царь — и вскоре Пётр Андреевич уже переводил лично для Александра I. Все ждали слишком многого, но чуда не случилось.

вяземский и пушкин познакомились

Вяземский испытал самую настоящую депрессию и ярость. Он не стеснялся в выражениях, изливая свою досаду в переписке и в стихах. Письма его прилежно перлюстрировались, а за поведением внимательно наблюдали. Постепенно из перспективного государственного деятеля, чья карьера обещала быть блестящей, князь превратился во внутреннего врага. Наконец, он поехал в Россию в отпуск, а когда отправился назад, ему был запрещён въезд в Польшу. Оскорблённый таким нечестным мелочным ходом, Вяземский немедленно подал в отставку и попросил сложить с него звание камер-юнкера, вообще отказавшись служить государю.

Его просьба об отставке была удовлетворена — и Вяземский удалился в своё Остафьево, как средневековый мятежный барон — в родовой замок. Человек без прозы Не. Тем не менее, когда восстание свершилось — и было разгромлено, толком не начавшись, Вяземский пришёл к Пущину и предложил принять на хранение портфель с любыми документами, какие тот сочтёт нужным ему передать.

Через 32 года Вяземский вернул портфель Пущину, там оказался проект конституции Никиты Муравьева, переписанный рукой Рылеева, — и автографы, в том числе молодого Пушкина.

Пущин не смог заставить себя сжечь эти опасные, но драгоценные реликвии. Его дни и ночи были посвящены поэзии — и критическим разборам современников, и осмыслению литературы прежних дней. Но семья росла, подорванного неуёмным юношеским расточительством состояния категорически не хватало, журналистика не приносила достаточного дохода.

Кроме того, вскоре на Вяземского была объявлена форменная травля: Литературный обед у Смирдина. На Вяземского написали донос, будто бы он собирается под чужим именем издавать сомнительную газету, — обвинение настолько же абсурдное, сколь и нелепое. Не зря Вяземский говорил: Во-первых, она здоровеннее и от того сильнее и смелее; во-вторых, чаще встречается.

В конечном счете, Вяземский решил объясниться с императором Николаем и защитить своё доброе имя. Жуковский и Карамзин, которые не уставали хлопотать за Вяземского и Пушкина, сумели повернуть дело в нужном направлении, записка попала в августейшие руки — и наконец последовало негласное высочайшее прощение для обоих опальных литераторов.

Пушкина вернули из ссылки, Николай дал ему знаменитую аудиенцию, объявив его своим поэтом.

вяземский и пушкин познакомились

Вяземский должен был принести извинения и своему бывшему начальнику — великому князю Константину, после этого его довольно быстро назначили по ведомству Министерства финансов. С этого момента его карьера стремительно пошла в гору — через год ему дадут звание камергера. Самый главный урок им был усвоен: Во мне ещё живого много И сердце полно через край, Но опытность нас учит строго, Иного про себя желай. Александра, племянника Василия Львовича Пушкина, он знал, когда тот ещё был ребёнком.

Тем более впечатлили его стихи юного лицеиста: Какая сила, точность в выражениях, какая твёрдая и мастерская кисть в картинах. Дай бог ему здоровья и учения, и в нём будет прок и горе. Наше всё Вместе с Жуковским он навестил Сашу в Лицее — и молодые люди стали друзьями. Эта дружба длилась всю жизнь. Пушкин и Вяземский обменивались письмами и колкостями, ссорились, спорили, вместе пускались во все тяжкие — и вместе работали над общими проектами.

Вяземский занимался издательскими делами Пушкина, хлопотал за него, когда имел такую возможность, — а заодно просил у Пушкина стихов в альбомы соседок по имению.

Когда друг получил придворное звание камергера, Пушкин поздравил его шутливыми стихами: Любезный Вяземский, поэт и камергер Василья Львовича узнал ли ты манер? Так некогда письмо он начал к камергеру, Украшенну ключом за Верность и за Веру Так солнце и на нас взглянуло из-за туч!

На заднице твоей сияет тот же ключ. Пожалуй, от меня поздравь княгиню Веру Нетерпимый и горячий, Пушкин был очень бережен по отношению к Вяземскому, даже если не соглашался с ним: В свою очередь, все знали: Из произведений Вяземского Пушкин брал эпиграфы к своим поэмам, а однажды просто ввёл друга в собственный роман в качестве камео.

Вяземский был польщён и обрадован этой литературной шуткой.

Литературно-исторические заметки юного техника

Кстати, его блистательный дар рассказчика и собеседника отмечали в обществе. А потому я о нем не говорю. Я молчу с теми, которые меня не понимают. В году, вскоре по возвращении на родину, в салоне Карамзиных Александра Осиповна познакомилась с Лермонтовым.

Вяземский, Пётр Андреевич — Википедия

Удивительно, что все поэты желали с ней сблизиться, бьггь для нее необходимыми собеседниками. И Лермонтов тоже не избежал этого желания.

  • А.О.Смирнова-Россет (1809-1882)
  • Вяземский, Пётр Андреевич
  • Вяземская, Вера Фёдоровна

Ей он посвятил окрашенное нотой грусти стихотворение: В просторечии невежды Короче знать я вас желал, Но эти сладкие надежды Без вас — хочу сказать вам много, При вас — я слушать вас хочу, Но молча вы глядите строго, И я, в смущении, молчу!

Все это было бы смешно, Когда бы не было так грустно. Долгие, дружески-близкие отношения связывали Александру Осиповну и с Гоголем.

В них было что-то такое, что можно было бы назвать чувством, если бы не его и ее осторожность к. Гоголь о ней сказал самые возвышенные слова: Но вряд ли кто имеет в себе достаточные силы оценить.

И сам я, как ни уважал ее всегда и как ни был дружен с ней, но только в одни страждущие минуты и ее, и мои узнал. Неистовый Виссарион Белинский пишет о ней в это время только представьте себе, что этот суровый демократ расточает похвалы эдакой светской аристократке, кстати говоря, всегда приверженной монархической семье: После смерти Россет фельдмаршал Барятинский рассказывал ее дочери: